Нахабино
Московская область
Нахабино
Цена от: 200 руб.
Дмитровка
Москва
Дмитровка
Цена от: 300 руб.
Новопетровская
Москва
Новопетровская
Цена от: 150 руб.
Пушкино-комфорт
Московская область
Пушкино-комфорт
Цена от: 159 руб.
Волгоградский проспект
Москва
Волгоградский проспект
Цена от: 200 руб.
ТРУД
Москва
ТРУД
Цена от: 235 руб.
Пушкино - СЕМЕЙНОЕ
Московская область
Пушкино - СЕМЕЙНОЕ
Цена от: 240 руб.
Дмитровская-2
Москва
Дмитровская-2
Цена от: 300 руб.
Павелецкая набережная
Москва
Павелецкая набережная
Цена от: 250 руб.
Преображенская-комфорт
Москва
Преображенская-комфорт
Цена от: 250 руб.
Разместить общежитие

Чем миграционная ситуация сегодня отличается от проблем в прошлом десятилетии? Каковы перспективы миграционной политики ?

Чем миграционная ситуация сегодня отличается от проблем в прошлом десятилетии? Каковы перспективы миграционной политики в соответствии с вызовами времени, с демографической ситуацией? Эти вопросы мы обсудили на очередном заседании клуба политологов.

В дискуссии приняли участие наши постоянные эксперты: декан факультета управления и психологии КубГУ кандидат исторических наук, профессор Александр Ждановский, заведующая кафедрой государственной политики и государственного управления КубГУ доктор философских наук, профессор Елена Морозова, директор Краснодарского краевого социологического центра, социальный технолог Николай Петропавловский, заместитель председателя Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при главе администрации края доктор политических наук Михаил Савва, заведующий кафедрой политологии и политического управления КубГУ доктор философских наук, профессор Виктор Юрченко.

Законы новые, а работаем по старинке?

- В чем особенность сегодняшней миграционной политики? Отвечает ли она реально сложившейся ситуации?

Михаил Савва: - Миграционная ситуация по сравнению с 90-ми годами изменилась радикально, а миграционная политика не всегда успевает за этими изменениями. Приведу данные официальной статистики по итогам 2007 года: за год в нашем крае умерло на 15 тысяч человек больше, чем родилось. А вся внешняя миграция на Кубань составляет примерно 34 тысячи. Получается, что миграционный прирост в более чем 5-миллионном крае составляет 19 тысяч человек! Внешняя зарубежная миграция из этих 34 тысяч - всего 12 тысяч человек. Другими словами, проблема зарубежной миграции для Краснодарского края в настоящее время уже неактуальна. Но миграция состоит из двух основных потоков. Первый - люди, которые сюда переселяются, и приведенные выше цифры относятся именно к этой категории. И вторая группа - это временные мигранты, иностранные рабочие. По сравнению с 90-ми годами намного выросла трудовая временная внешняя миграция, причем десятки тысяч таких мигрантов живут и работают нелегально.

Таким образом, в течение последнего десятилетия радикально изменилось качество миграционного потока. Сейчас его основная масса - это мигранты, приезжающие к нам временно, заработать деньги и уехать.

Поэтому и акценты в миграционной политике сегодня должны быть принципиально иными. Проблема дефицита трудовых ресурсов стоит очень остро. Следовательно, трудовых мигрантов мы принимать должны. Более того, когда они есть, то играют роль замечательной амортизационной подушки для нашего социума на случай, не дай бог, очередного экономического кризиса. Просто потому, что внешние мигранты - это та категория, которая в случае роста безработицы вымывается первой. Они предохраняют местное население от слишком бурных социальных потрясений.

А наша миграционная политика по факту, к сожалению, ориентирована не столько на реально существующие проблемы, сколько на фантомы 90-х годов. К тому же мощный вал трудовой миграции в настоящее время никак не адаптирован к кубанскому социуму. Пока иностранных рабочих было не очень много и они изолированно жили в своих вагончиках, нигде не появляясь, никто их фактически не видел. Сейчас их уже много. В течение двух лет радикально изменился возрастной состав этих людей. Если раньше это были исключительно отцы семейств, то сейчас на заработки приезжают очень молодые люди. Они еще только заканчивают школы в Узбекистане или Таджикистане, а уже на первом месте: как уехать в Россию?

В августе я был в Узбекистане, в Ташкенте и Самарканде, - специально, чтобы посмотреть на миграционную ситуацию, на отношение к ней узбекских властей. Мне называли там просто шокирующие цифры: из двадцати пяти миллионов населения республики восемь находятся уже на внешних заработках в Казахстане или России. В прошлом году власти Узбекистана наконец признали, что трудовая миграция у них есть. И начали создавать так называемые центры адаптации, которые проводят начальную подготовку для людей, собирающихся куда-то уехать.

И в России во многих регионах возникли такие центры. Их называют по-разному: школы для мигрантов, школы для детей мигрантов.

Федеральная власть пытается изменить законодательство в соответствии с реалиями жизни. Приведу пример: с 15 января 2007 года внесены изменения в нормативную базу регулирования миграции. Например, подать документы для легализации теперь намного проще: для того чтобы человек узаконился в России, нужны всего четыре бумаги. Но что иногда происходит с выполнением этих норм на местах? В отделе миграционной службы одного из районов Кубани людям выдавали старый перечень документов - не сокращенный, состоящий из четырех позиций, а из старого широкого набора.

С февраля 2006 года действует регламент по выдаче и замене паспорта. Регламент утвержден приказом министра, и для структур ФМС его выполнение обязательно. Там сказано, что время нашего ожидания в очереди не должно превышать 45 (!) минут. Гражданину должно быть достаточно не более двух приходов в отдел ФМС. Если же получается больше двух, то виновный чиновник должен быть наказан. Если вы, гражданин, чем-то недовольны и хотите попасть на прием к начальнику нужного вам отдела в этот же день, то время ожидания в очереди - не более получаса. Очень детально расписана система информирования граждан о порядке оказания им услуг по выдаче паспорта. Регламент размещен на сайте ФМС. Но дело в том, что о нем мало кто знает.

Одна из серьезных проблем нашей миграционной политики - это отсутствие реального общественного контроля. Такой контроль нужен не только для того, чтобы защитить мигрантов. В первую очередь он необходим для того, чтобы защитить граждан России.

Елена Морозова: - Что говорить о мигрантах? Я своему ребенку смогла поставить отметку о гражданстве в свидетельстве о рождении - а это необходимо для получения паспорта - только с четвертой попытки. И дочь спрашивает: "Мама, может, мы не будем правовые отношения с государством оформлять? Может, я ему и не нужна?". А в соседнем кабинете как раз идет регистрация мигрантов. Чтобы попасть в него на прием, нужно прийти в шесть утра, записаться в очередь, выстоять несколько часов и в итоге достигнуть цели с третьего-четвертого раза.

Михаил Савва: - Абсолютно верно. И это уже следующий аспект проблемы. Мы думаем: ну, бог с ними, мигрантами, это не граждане России. Но на самом деле это наши проблемы. Ведь для нормального человека естественно не терпеть некоторые вещи рядом с собой. Например, рабство. Есть масса случаев, когда иностранные рабочие находились на положении рабов. Год назад мне приходилось принимать участие в освобождении десяти узбеков в одном из курортных городов буквально из подвала, куда их закрывали на ночь. Если мы сегодня терпим нарушения прав человека в отношении мигрантов, то завтра этот же работодатель, почувствовав безнаказанность, будет так же относиться и к местным жителям. То же и в вашем случае.

- Но трудно представить, что жителей Узбекистана где-то похищали. Они ж, наверняка, сюда сами добровольно приезжали...

Михаил Савва: - Да, сами. Но они приезжают работать, а не продаваться в рабство.

- Как бы вы сегодня строили современную миграционную политику, отвечающую вызовам времени?

Александр Ждановский: - Хотелось бы обратиться к совсем недавней истории. Запретительный порядок появился еще в советское время. Когда в нашем крае возникла проблема миграции, то появилось пресловутое решение крайисполкома от 1989 года. Это была реакция на события в Средней Азии, связанные с турками-месхетинцами, и на трагедию в Спитаке. Видимо, до сих пор в головах у некоторых чиновников сидит постановление от 1989 года. И это очень печально, потому что, с моей точки зрения, нам в свое время удалось сформировать нормальные механизмы, при краевом Совете народных депутатов в январе 1992 году был создан отдел по межнациональным отношениям и миграции. А о необходимости регулирования миграции мы начали говорить еще в 1990 году, когда была создана комиссия при краевом совете и мы поездили по местам проживания мигрантов. Тогда мы выступили с самым первым предложением о том, что этот процесс требует регулирования.

С моей точки зрения, сложившаяся относительно благополучная миграционная ситуация в нашем крае - это в том числе и благодаря тем усилиям, которые были тогда предприняты. И мы работали с опережением. Хотя нам доставалось: с одной стороны, от борцов за права человека - они ругали: как это так, есть ведь свобода передвижения, а с другой стороны - от тех, кто считал, что слишком мягко это все предлагается. Но шаги были сделаны, база заложена.

Виктор Юрченко: - Давайте говорить о миграционной политике в комплексе. Ведь региональная власть прежде всего должна думать о том, как решать социально-экономические и культурные проблемы, отвечая за развитие той территории, которой она руководит. В том числе и с помощью грамотно выстроенной миграционной политики.

Каким же образом должно меняться законодательство, чтобы соблюдались права и мигрантов, и коренного населения? Однобокий подход здесь был бы неправильным. Неконтролируемая или плохо контролируемая миграция может привести к тому, что коренное население уже становится некоренным.

Адаптация: улица с двусторонним движением

- Не только власть, наверное, отстает от вызовов времени, но и, в первую очередь, общество - в своем отношении к мигрантам. Может, нужно говорить о том, что делать, чтобы менялось сознание населения, уходили старые стереотипы, воспитывалась толерантность?

Елена Морозова: - Мы неправильно воспринимаем само понятие государственной политики в той или иной сфере. Ведь это такой процесс, который начинается с изучения ситуации, с аналитики и заканчивается обратной связью. И миграционная политика здесь не исключение. Как в случае с федеральным законом № 122, мы наступаем на одни и те же грабли. У нас в самом начале, как правило, выпадает этап аналитики и экспертизы, поэтому получается не всегда проработанное решение. И после его принятия, как только создана административная структура и к закону приняты подзаконные акты, у нас интерес тоже пропадает. А ведь взаимодействие власти и граждан - важнейшая составляющая политики. И когда бабушка-пенсионерка ругает мигранта, говорит, вот, понаехали, то никто же ей не объясняет, что если они не приедут - ее пенсия, может, и не увеличится. Потому что Пенсионный фонд создает то работающее население, которое есть у нас сейчас. И если оно трудовыми мигрантами не прирастает, то откуда взяться доходам?

Михаил Савва: - Семь процентов валового внутреннего продукта в России сейчас создается мигрантами, временными рабочими. Это оценка руководителя Федеральной миграционной службы, которая была оглашена на недавней экспертной встрече по проблемам миграции в Вашингтоне.

Елена Морозова: - Мне кажется, что важной проблемой является и адаптация мигрантов, и подготовка местных жителей к тому, что число трудовых мигрантов будет расти.

Мы должны хоть чуть-чуть смотреть вперед. Разрушать старые стереотипы, создавать новое общественное мнение в отношении миграции. Нам обязательно нужно присмотреться к тому, как во многих европейских странах увеличение числа мигрантов приводит к росту популярности праворадикальных партий националистического толка, чтобы не допустить подобных настроений на Кубани.

Михаил Савва: - Действительно, европейский опыт показывает, что рост иностранной миграции на 5 процентов приводит к 10-процентному приросту рейтинга партий праворадикального порядка. Так было, например, во Франции.

Елена Морозова: - Так происходит, потому что кто-то на этом разыгрывает свою политическую карту...

Михаил Савва: -...а другие не спешат вести разъяснительную политику и рассказывать людям, как обстоят дела с мигрантами на самом деле.

Во-первых, необходимо обратить внимание на правоприменительную практику в сфере миграции, во-вторых, ввести механизм общественного контроля над исполнением законодательства.

Николай Петропавловский: - Уважаемые коллеги, я считаю, что одна из основных проблем мигрантов находится в широко принятой в обществе форме так называемых "двойных стандартов" по отношению к миграции и мигрантам.

Другими словами, когда нам выгодно, мы приводим и коллекционируем примеры того, как это плохо, когда к нам едут мигранты. Когда наоборот - мы говорим об их нарушенных правах, какие они несчастные и бесправные.

Убежден, что оба подхода - ложны по сути и, более того, крайне опасны, как с социальной, так и с экономической точки зрения.

Неужели самый прекрасный мигрант - это тот, который, бессловесно закончив работу, должен раствориться в воздухе, не оставив даже дымки, до начала следующего рабочего дня? И так без выходных и праздников.

Истина же состоит в том, что, теоретически мы можем жить друг без друга, но обе стороны будут жить плохо.

- Еще одно важное направление работы - это противодействие устоявшимся мифам.

Михаил Савва: - Необходимо разделить вопросы миграционной политики и межэтнических отношений. Давайте посмотрим опять-таки на статистику. Самое большое количество иностранцев, въезжающих в Краснодарский край, - это мигранты из соседней Украины. Я привожу данные из ежегодного доклада краевого органа Федеральной службы государственной статистики. На втором месте идет Грузия, затем Казахстан и только потом Армения. Более того, по статистике последних лет, процент русских по национальности среди въезжающих на территорию нашего края иностранцев примерно равен проценту русских среди коренного населения. Эта цифра колеблется от 83 до 87 процентов. Но в данных социологических опросов я постоянно сталкиваюсь с устоявшимся мифом о том, что больше всего к нам едут из Армении. Между тем в этой стране в прошлом году впервые было зафиксировано положительное сальдо между уезжающими и приезжающими мигрантами. Граждане Армении стали возвращаться на свою родину.

Елена Морозова: - Мы несколько лет назад проводили исследование "Политические лидеры местных сообществ". Отобрали и проинтервьюировали сто человек. Это и депутаты, и ученые, и общественные лидеры. Некоторые из них переехали в край 5 - 10 лет назад. Но они уже вошли в элиту, никто не воспринимает их как чужаков. Никому и в голову не придет, что эти люди сюда переселились, причем совсем недавно. Этот пример подтверждает, что, оказавшись в новой реальности, человек доказывает самому себе, что его шаг по переезду был правильным. У него есть серьезная мотивация, чтобы стать своим и сделать карьерный рывок. Более того, и среди населения, и даже в элитах есть целые группы переселенцев из одного и того же места. Они создают свои сети и реально влияют на жизнь местного сообщества. Становятся его неотъемлемой частью. Это колоссальный ресурс социального капитала.

Александр Ждановский: - Положительным фактором является, что краевая власть на данном этапе перестала использовать мифы как механизм отлучения от реальных проблем. Но сама опасность манипуляции общественным мнением в вопросах, связанных с миграцией, остается.

И здесь важнейший аспект - информационный вакуум. Ведь сегодня наши СМИ мало внимания уделяют этой теме. А нужны статьи и сюжеты, которые бы воспитывали в людях терпимость и взаимное уважение. Примером может служить страничка в вашей газете "Дом ста народов".

Николай Петропавловский: - Для того чтобы строить нормальные юридические, социальные, конфессиональные и культурные взаимоотношения, необходимо в качестве аксиомы принять тезис о взаимовыгодности сосуществования.

Причем на всех уровнях - от политиков и депутатов до бытового уровня домохозяйки или рядового обывателя.

В противном случае мы так и будем находиться на качелях общественного мнения и колебаться от тотального неприятия и гонения до "имперского барства" в отношении "братьев наших младших".

Александр Ждановский: - Ситуация с миграцией коренным образом меняется. Владимир Путин говорит, что Россия должна стать страной, привлекательной для жизни людей, что необходимо возвращать в Россию трудовые ресурсы. Катастрофической остается демографическая ситуация. И давайте сами себе признаемся: те меры, которые сегодня принимаются в демографической политике для улучшения ситуации, просто не могут дать быстрых результатов.

Михаил Савва: - Что касается прогнозов по росту количества трудовых мигрантов, то необходимо понимать: Россия до сих пор находится в демографической яме, созданной еще Второй мировой войной. Сначала было количественно маленькое поколение "детей войны", потом - их внуков, сейчас уже - правнуков. А растущая экономика требует притока рабочей силы. По экспертным оценкам, Россия должна ежегодно принимать на два миллиона трудовых мигрантов больше, отталкиваясь от базовой цифры в два миллиона человек. Вакуум рабочей силы в любом случае будет заполняться, легально или нелегально.

Елена Морозова: - Если каждый год у нас будет прибавляться по два миллиона пусть даже временных мигрантов, не создаст ли это угрозу? Где критическая граница?

Михаил Савва: - Во Франции мигрантов около 10 процентов, в Англии - порядка трех. Во Франции были волнения, в Англии их нет. Наверное, критическая черта лежит где-то между этими цифрами. Но если мы согласимся с формулой "+2", то в ближайшие годы далеко не выйдем на 10 процентов. При этом трудовые мигранты должны четко понимать - они здесь временные люди. И условия для проживания и работы также необходимо создавать комфортные, но временные.

Александр Ждановский: - Действительно, если в экономике у нас начинается спурт, то потребность в рабочей силе возрастает. Поэтому необходимо говорить о выработке механизмов адаптации местного сообщества и трудовых мигрантов друг к другу.

Виктор Юрченко: - И наша региональная власть сегодня многое делает в этом направлении. Приняты и действуют целевые программы, направленные на гармонизацию межнациональных отношений, меняются подходы к миграционной политике, создаются общественные советы при органах власти и правоохранительной системе. Многое делается для того, чтобы адаптировать интересы местного сообщества и приезжающих к нам людей и при этом защитить интересы коренного населения. На недавнем расширенном заседании Госсовета Владимир Путин выступил со стратегической программой развития страны до 2020 года. Какую роль в этом контексте играют миграционное законодательство и миграционная политика? На ее формирование нужно смотреть комплексно, ибо региональная власть (как и федеральная в целом по России) отвечает за стратегическое, поступательное развитие территории, включающее безопасность населения - как коренного, так и мигрантов.

Цифры и факты

В 2007 году Управлением федеральной миграционной службы России по Краснодарскому краю выдано 854 разрешения на привлечение иностранной рабочей силы.

Количество выданных иностранным гражданам разрешений на работу составило 38 374, в т. ч. гражданам государств-членов СНГ - 30 153.

От работодателей получено 22 702 уведомления о привлечении иностранных работников.

В соответствующие бюджеты за оформление разрешений на работу поступило 74 млн 646 тыс. рублей.

В общественный совет при УФМС вошли представители работодателей, общественных организаций, СМИ, науки: председатель правления Центра национальных культур Олег Георгизов, руководитель краевой организации Союза журналистов РФ Александра Теребунова, профессор КубГУ доктор филологических наук, главный редактор журнала "Судебные ведомости" Александр Осташевский, координатор по Краснодарскому краю духовного управления мусульман республики Адыгея и Краснодарского края Фарид Рашиди, начальник отдела аппарата уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае Владимир Козлов, руководитель представительства МИД РФ в крае Сергей Манько.

Назад в раздел